Одесская сотка 2013 — 7

Некоторое время этот текст лежал наполовину дописанным и мешало то одно, то другое, но я все-таки к нему вернулся. Спасибо тем, благодаря кому, я это сделал.

Продолжение. Предыдущая часть см. Одесская сотка 2013 — 6

  • КП69 пгт.Великодолинское — КП79 с.Прилиманское

В предыдущей части, я прошел сквозь Большую Темную Трубу и, к своему удивлению, встретил КП «Поиска» гораздо раньше, чем ожидал. КП оказался оазисом в пустыне — дружеская поддержка, массаж и гречка. Что было совсем нелишне — следующий КП располагался в Прилиманском и до него было (специально померил по карте) 15 километров. Этот участок трассы мне был хорошо знаком — там проходит автобусный маршрут из Лучшего в Поднебесной Города, а еще мы несколько раз проезжали по нему на велосипедах. Так что я хорошо себе представлял, что будет дальше — и особого оптимизма мне это не внушало. Это сейчас 15 км мне кажется довольно смешной дистанцией, но тогда они ощущались как нечто очень длинное, долгое и болезненное. К тому же на 15 километрах ничего бы не закончилось — после них мне предстоял еще 21 км по не самой дружелюбной местности. По опыту предыдущих я знал, что эти 21 км будут очень тяжелыми и нудными и уже заранее предвкушал.

Однако, «…дальше сидеть и отдыхать в этом уютном кубике никак нельзя. Просто неприлично. Особенно когда нога почти прошла (хоть и побаливает), а в карманах запасного скафандра умещаются сразу два пистолета» — если сотка за это время успела у меня с чем-то прочно проассоциироваться то с Булычевской «Избушкой». Я попрощался с поисковцами и потопал дальше. На сотке очень быстро учишься думать не о всей дистанции, а о том сколько осталось до следующего КП. Десять километров (так я тогда оценивал удаленность КП) казалось с трудом, но проходимой дистанцией по сравнению с астрономическим 31 км. Я заставил себя сосредоточится на следующем КП и постарался убедить себя в том, что туда вполне реально добраться.

Интересное наблюдение — стоит немного посидеть и у тебя застывают суставы, а первые несколько шагов причиняют достаточно сильную боль. Но стоит «расходиться» и идти становится легче — словно набираешь инерцию. Суставы разогреваются и даже пузыри на ногах становятся не такими мучительными, хотя и не перестают болеть совсем.

Стоило немного отойти от КП и снова начался ветер. Точнее он не переставал. В синтетической футболке и тонкой флиске было очень неуютно, кроме того, у меня не было перчаток, на которые я рассчитывал. Еще я не взял с собой бафф. Утром перед стартом я понял, что баффа нет там, где он должен быть и из-за дефицита времени не стал его искать (после сотки он, разумеется,обнаружился почти сразу). Теперь оставалось только жалеть об этом. Зато у меня была бандана (когда-то подаренная сэром [un-welcome][] — спасибо ему огромное). Это особенная «широкоформатная» бандана, которая специально сделана большого размера — в отличие от носовых платков, которые обычно продают под таким названием. Теперь ее широкоформатность пригодилась особенно — я обмотал ее несколько раз вокруг горла на манер шарфа и таким образом обеспечил себе более или менее сносную теплоизоляцию.

Через некоторое время я вышел к железнодорожному переезду, за которым начиналось Великодолинское. С этого же переезда можно увидеть здания поселка Таирова, но я так и не смог вспомнить — увидел я тогда что-то или нет. Большая Долина (она же Великодолинское, она же Гросслибенталь), оказалась с одной стороны приятным разнообразием, с другой стороны там было несколько гопникообразных групп местных жителей, которые заставили меня (и как выяснилось позже не только меня) почувствовать некоторый дискомфорт, однако все обошлось благополучно. А вот чисто физически дело обстояло не так хорошо, после Большой Долины снова начиналась Большая Темная Труба — туннель из посадок, к тому же насквозь продуваемый холодным ветром. И боль от пузырей на ногах, которая не позволяла отвлечься от трассы.

Где-то на окраине Великодолинского стояла полузаброшенная автобусная остановка — у которой внутри не было сидений, но за стенами которой можно было укрыться от ветра. Я оказался там не один — еще один участник, студент, прятался там от ветра. Он поделился со мной своими ощущениями — которые в целом совпадали с моими. Вообще, у меня скверно получается ободрять, но я постарался уверить его в том, что две трети дистанции уже все равно пройдено, что дальше будет легче и что впереди КП и что-то еще такое.

Я был настолько убедителен, что по-моему даже поверил себе сам.

Крошечный четырехкилометровый участок до перекрестка Новой Долины оказался бесконечным. Больше всего раздражал встречный транспорт. Стремясь сберечь ноги я старался идти по гладкому асфальту дороги, а не по усеянной мелкими и болезненными камешками обочине — а любой встречный транспорт как мне тогда казалось злонамеренно стремился вытеснить меня обратно на обочину.

В какой-то момент, решив передохнуть, я обнаружил что везде выпала роса — поэтому присесть не получится — я не хотел рисковать. Конечно же, закон запретного плода моментально сработал на полную катушку — понимание невозможности остановиться и сесть передохнуть, породило дикое желание это сделать.

Каждый, кто ходил «сотку», слышал про состояние, которое я условно называю «мертвой точкой» — где-то на 60-70-м километре начинается момент, когда человек доходит до своего предела и мысль о том, чтобы сойти с дистанции становится навязчивой.

У меня эта «точка» наступила вот на этом участке Темной Трубы. Двигаться получалось только усилием воли, хотя стоило мне замедлить темп, как я начинал чувствовать, что меня начинает знобить. До настоящего озноба дело не доходило — только маленький такой намек, когда мышцы едва заметно начинает «крутить». Километровые столбики появлялись в поле зрения до невыносимости медленно, а я механически переставлял ноги, вспоминая Антония Сурожского и его статью про время, про чувство времени. Это было что-то вроде самоуговора — не нужно, не нужно торопить будущее. Оно само придет к тебе. Шаг за шагом. Шаг за шагом. От мысли о том, что рано или поздно, так или иначе я доберусь до финиша становилось спокойнее и я продолжал двигаться — уговаривая себя, что оно все происходит практически само.

Перекресток у Новой Долины представляет собой интересное зрелище — шоссе пересекает другое шоссе с настоящим светофором и остановками. Раньше там вообще не было зданий в окрестностях — это был просто перекресток со светофором и остановками. Светофор в голом поле выглядел очень необычно. Ночью его было очень радостно видеть — здесь даже горели фонари, поэтому я сделал передышку, чтобы в очередной раз провести ротацию носков.

А дальше снова началась Большая Темная Труба — с болью, холодом и всеми прочими прелестями. После Новой Долины дорога ныряет вниз и идет в ложбине. Это немного защищало от ветра, зато воздух был сырой и плотный. Было ощущение, словно дышишь влажным желе.

Где будет КП я не знал, поэтому предполагал, что где-нибудь за Прилиманским. Но когда дорога пошла вверх — я вспомнил, что в легенде значился «Холм Славы» и сообразил, что имелся в виду холм с очень характерным памятником (в детстве это было одно из самых сильных впечатлений по дороге в Одессу) — и поднявшись на холм увидел впереди армейскую брезентовую палатку, судейский столик и человека, сигналившего мне диодником. КП оказался ближе, чем я предполагал — и это была лучшая новость на этом участке трассы.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: