Одесская сотка 2013 — 3

Продолжение. Предыдущая часть см. Одесская сотка 2013 — 2

  • КП15 — КП30 (неофициальный) «Молодежное»

КП на 411-ой батарее не выделялся в тот момент ничем примечательным. Разве, что девушкой с огромной бочкой энергетика из которой она доставала баночки с напитком и раздавала всем желающим. Я отказался (одна мысль о том, что может сотворить газировка с кофеином эдак к тридцатому километру, заставила мой желудок категорически протестовать), вместо этого поставил штамп о прохождении в карточку, ухватил стаканчик с водой и побежал дальше.

Уже на выходе из парка мне составили компанию старые знакомые девушки из «Романтика». Мы как раз обгоняли стройную колонну детей (наверное, средней или старшей группы детского сада), одетых в реконструкторские гимнастерки и пилотки времен Великой Отечественной.

— А слева от нас… — сказала воспитательница группе.

— …располагается зенитный комплекс С-300. — вполголоса добавил я и мы рассмеялись. Слева действительно были позиции зенитных ракет.

Мы немного пообщались с девушками, я рассказал эпизод из Сотки-2004, потом попытался прибавить темп, но понял, что меня начинают беспокоить пузыри на ногах и отстал. По пути меня обогнала девушка в розовых лосинах, рядом с которой бежала собака, к попонке которой тоже был прикреплен номер. Кажется потом Саша Левченко рассказывал, что на их КП (а это уже 69-й км) эта же девушка уговаривала собаку идти дальше.

К тому времени, как я добрался до западной окраины Черноморки, стало понятно, что история сотки-2011 повторяется — и все припасенные фокусы в виде запасных стелек, вазелина и смены носков тут помогут слабо.

Длинное лирически-физиологическое отступление. Задним числом, я провел небольшой информационный поиск — и, кажется, обнаружил причину таких странных потертостей. Похоже, вопрос в правильной технике бега. Вот здесь даже показан механизм того, как происходит натирание ball of foot (как я говорил в первой части — правильный русский термин подобрать сложно) в движении и в правильном и неправильном варианте техники.

У меня пока нет готового и точного ответа — только более или менее правдоподобные гипотезы. Но номером один среди них — правильная техника бега и, как это ни странно, рюкзак. В пользу «рюкзачной версии» говорит тот факт, что до сотки в тех же самых кедах и в том же самом снаряжении я спокойно пробежал четыре дистанции больше 15 км (три по 17 и одну больше 20 км) и никаких потертостей не обнаружил — а на сотке «процесс пошел» еще до КП-15. Рюкзак был единственным предметом снаряжения, который отличался от того, что я обычно брал с собой на пробежку. И после старта «сотки» я еще на трассе здоровья заметил, что с ним бежится иначе, чем обычно. Вполне может быть, что он разбалансировал тело и нарушил технику бега. Однако, это пока только гипотеза — для того, чтобы ее подтвердить нужно будет провести полевые испытания — как только у меня заживут ноги.

В тот момент, на окраине Черноморки мне было не до гипотез. Я хорошо помнил, что в 2011ом году меня едва хватило до 50 км — причем последние километры дались мне очень большим трудом. Я просто не был готов к боли такой интенсивности. Теперь история грозила повториться. Найдя удобное место я скинул кеды и наклеил на начинающие болеть места пластырь.

Впереди меня ждало больше 80 км и я не испытывал никакого желания повторять 2011 год с его сходом посередине дистанции. «ОК, — решил я. — Хочешь непременно дойти до финиша, так? Значит будем идти в максимально комфортном темпе — никаких рекордов сейчас все равно не светит, поэтому главной целью поставим именно финиш. Идем пешком, без рывков, без забегов». С этими мыслями я зашагал вдоль трамвайных путей.

К этому времени начало припекать. Солнце в зените, раскаленный асфальт, ржавеющие рельсы и ржавые старинные фигурные фонарные столбы, плывующие в мареве горячего воздуха. Если верить метостанции, в этот день температура поднималась до +19. Многие участники, с которыми я общался, жаловались, что именно на этом отрезке дистанции их начинало глючить. У меня был гидратор и я следил за тем, чтобы вовремя пить, но все равно через час марша по такой дороге почувствовал что-то вроде головокружения — даже не столько головокружения, сколько того, что в некоторых книгах называют «эффектом иллюминатора» — словно ты не в своем теле, а как-то со стороны наблюдаешь за всем этим. «Ага, — сказал я себе. — Симптомы знакомые» — и взялся за сухой паек, чтобы восстановить глюкозу в крови. Полегчало.

Думаю, что тут дело было не только в жаре — это участок маршрутра пришелся где-то между 1300 и 1500 — как раз на время сиесты, когда непроизвольно хочется спать и когда происходит больше всего ДТП. В общем, переживался этот момент достаточно сурово.

К этому времени навстречу начали попадаться первые велосипедисты. Большинство просто проносилось мимо, кого-то сопровождали автомобили. Дорога сделала крутой поворот, и после села пошла вдоль железной дороги. Велосипедистов становилось все больше. Забавная деталь — у многих я видел камеры типа GoPro, но в видеоотчетах велосипедистов почему-то совсем не видно пешеходников.

Где-то в этом месте мимо мелькнул тандем — по-моему я даже успел разглядеть знакомые лица, но не факт. Вообще, общение в таком режиме почти невозможно — одни бегут туда, другие едут сюда. К тому же, «эффект иллюминатора» хотя и ослабел, но все равно не отпускал — и я чтобы отвлечься от мысленного прикидывания куда и как бы поудобнее свалиться в обморок начал идти по ориентирам — примерно так, как я это делал в пустыне под Херсоном. Только в пустыне это нужно было делать, чтобы не потерять азимут, а здесь — чтобы чем-нибудь себя занять.

Выглядело это примерно так: Вон там, на повороте к переправе стоит многоэтажка. Идем к ней. Ага. Дошли. Отлично. Дальше должен быть большой знак с якорем — «Ильичевск». Дошли. Прекрасно. Теперь мост над железнодорожными путями — оттуда иногда видно паром. Замечательно. Теперь — разводной мост на переправе.

И так далее. «Inch by inch, life’s a cinch. Yard by yard, life’s hard» — что можно перевести примерно как «Дюйм за дюймом легко шагать, метр за метром тяжело бежать». Ну или «иди от станции к станции и не думай о дистанции» — сложилось само на ходу. Помогло. После моста стало легче и чем дальше, тем проще шлось. На спуске к ИСРЗ я встретил среди велосипедистов Сережу Волколупа — которого едва успел поприветствовать.

Александровка почти не изменилась, с тех пор как я бегал по этим дорогам (из Ильичевска как раз получалось наматывать около десяти километров туда-обратно). Я нырнул под еще один мост и пройдя еще два километра попал на неофициальный КП «Молодежное» — что-то около 30 км от старта, точной цифры не помню.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: