Безарбузие2010

Вариантов на майские было не так чтобы очень много. Крым и Карпаты отпадали (а) по причине коротких выходных (б) по печальному опыту в том смысле что на эти праздники там килограмм людей.

Алешковские пески, в которых мы не исследовали северную часть, напрашивались в качестве маршрута сами собой. Нашу инициативу любезно поддержали сэр Cymepk и леди Snusmuumra.

Билеты мы доставали за неделю до, посему приключений не удалось избежать. Я взял в «хакерской» кассе четыре последних билета. Пикатность заключалась в том, что это были разные билеты, в разные поезда на разные вагоны. Поэтому мы добирались до пустыни двумя поездами — причем мы с леди Satinenok прибывали в Херсон около полуночи, а сэр Cymepk и леди Snusmuumra — к пяти утра. Однако, транспортные ужасы и ночь проведенную в Херсоне я оставлю за кадром — дабы не увлекаться живоописанием трудности путей ведущих в пустыню.

Успешно состыковавшись с нашими попутчиками, мы забросились на автостанцию, традиционно полюбовавшись красотами утреннего Херсона. Автобус на Новую Маячку отходил в 0830. Оказалось, что нам с ним очень повезло — до конечной остановке в Новой Маньячке Маячке мы совершили радиальный тур по половине Херсонской области. Крымский Канал мы видели то ли шесть, то ли восемь раз. Сэру Cymepk и леди Snusmuumra дополнительным бонусом, простите невольный каламбур, выпал выпадающий на остановках безинтернетный баннер, но тут я умолкаю, предоставляя нашим спутникам выражение всех аспектов психоделического психосоматического воздействия капельной ленты на подсознание.

прокладка курса

Место высадки в Новой Маячке я угадал точно — правда немного ошибся с направлением — выбрав соседню из радиальных улиц. В этом мы быстро убедились, когда увидели впереди наблюдательную вышку лесников и похоронную процессию (если присмотреться к километровке — на ней значится и вышка и кладбище). Мы решили не обгонять процессию и заглянули в ближайший двор в поисках воды. Хозяйка была очень гостеприимной, хотя и чем-то серьезно расстроенной. Человек явно хороший, надеюсь, у нее все наладилось.

Дальше, мы свернули на ближайшем перекрестке, выправив ошибку. Около полудня мы вышли к лесным посадкам, окружающим пустыню. Наша дорога уходила к просеке. Поперек дороги, стоял зеленый «москвич», рядом с ним — человек в камуфляже. Лесник. Мысленно я перебрал несколько вариантов — но ни один из них не подходил — нас уже заметили. Оставалось улыбнуться и поздороваться.

Лесник расспросил нас про цель и направление нашего визита. Я честно ответил, что мы идем в пустыню, что мы люди аккуратные, мусор не оставляем (мы действительно забрали с собой весь наш мусор), что у нас есть горелка, малая пехотная лопата и что никто из нас не курит. Лесник, к моему удивлению отнесся к нам очень благосклонно, попросил не мусорить, следить за огнем и даже сказал, что недавно был в Одессе и у него осталось хорошее впечатление от города и пожелал нам счастливого пути. С моей точки зрения — это лучший способ общаться с туристами. Правда, я хорошо осознаю, что далеко не все ходят по пустыне так же как мы.

Пройдя по просеке некоторое расстояние, мы приготовили на горелке чай и перекусили. Солнце стояло высоко и нас окружал знакомый по прошлым путешествиям запах нагретой хвои. Самое лучшее лекарство для легких и нервов как по мне.

Мы продолжили путь и вскоре попали в пустыню. Точнее в то, что должно было быть пустыней. Из расспросов я уже знал, что снеговые бури этой зимы засыпали не только Одессу. В частности девушка, у которой мы брали воду, очень ярко описала то, как они откапывались из-под снега после очередного заноса. Последствия такой снежной зимы теперь были перед нами. То и дело наш путь преграждали небольшие озерца. В отчетах, которые я просматривал, готовясь к путешествию, упоминалось, что северная часть пустыни достаточно богата растительностью. Однако, прошедшая зима оставила достаточно влаги, чтобы возвести это зеленое богатство в квадрат.

Изобилие флоры в свою очередь привело к преизбытку фауны — нам несколько раз попадались зайцы, уже не говоря о кишевших повсюду ящерицах. А бесконечные вьющиеся струйки жаворонковых трелей сплетались на фоне кваканья лягушек, лившегося неумолчным водопадом.

Кстати, что меня удивляет — при изобилии ящериц за все время путешествий по пескам уж нам попался всего один раз и то — рядом с селом, а не в самой пустыне.

Избыток воды сказался не только на флоре и фауне. «Больше всего в пустыне нам досаждала… вода». Я сочинил эту фразу для отчета, когда нам в десятый раз пришлось огибать довольно глубокую мочажину, преградившую нам путь. Она звучала парадоксально, но в целом очень точно передавала смысл происходящего. Мне нужно было точно выдерживать направление на запад, а раскиданные повсюду озерца с начинавшей подгнивать — так что проходить их в брод было бы достаточно неприятно — водой, осложняли эту задачу, заставляя каждый раз искать обходные пути и удлиняя маршрут.

Если не считать «водяных осложнений» и того, что зеленая, с молодыми березками, пустыня была не очень похожа на саму себя, то все шло очень даже хорошо. Я двигался проверенным методом — выбирал по компасу ориентир и шел к нему. Потом выбирал следующий — и двигался дальше.

Все это время на горизонте маячило странное сооружение напоминавшее огромную башню неправильной формы. Сэр Cymepk сразу же окрестил его Цитаделью из Сити-17, однако это описание, не смотря на его точность не объясняло природы появления такого сооружения. Я кроме того, начал ловить себя на том, что что-то подобное мы видели в прошлый раз и жутко жалел, что не догадался захватить с собой бинокль или десятикратный моноокуляр. Хотя, при всей экономии массы мой рюкзак с запасом воды по самым приблизительным прикидкам весил за двадцать два килограмма — так что лишние полкило взять было бы просто некуда. Наконец, мы догадались сфотографировать это сооружение с максимальным зумом. И загадка разрешилась — фотография не особо прояснила положение дел, но я заметил, что сквозь это «сооружение» можно различить горизонт. А значит «Цитаделью» был огромный тополь, крона которого выглядела на расстоянии таким таинственным образом.

По мере того, как мы продвигались на запад, количество растительности уменьшалось и начали попадаться островки песка, испещренные следами разнообразной живности — настоящая Мекка для следопытов. На одном таком большом островке мы устроили фотосессию — сделав множество снимков на фоне «настоящих песков». Еще нас радовали облака, которые проползали по небу, создавая самые причудливые узоры из пустыни, теней и лучей света. Это очень красиво — облака в пустыне, которые раскидывают по ней темные тени, светлые пятна и лучи света, плотные настолько, что о них можно порезаться.

В 1700, почувствовав, что «транспортный недосып» дает себя знать, мы решили встать на ночевку. Было и еще одно соображение — наши палатки не проходили полевой проверки. Во всяком случае наш бежевый купольный «Ому» после покупки раскладывался всего один раз и я хотел иметь запас времени на случай каких-либо сложностей. Сложностей не возникло, Лучший Завхоз по Эту сторону Андуина порадовала нас борщом (кстати, кажется это входит в традицию — есть борщ в первый день в песках — нужно придумать фрименское название для этого блюда), а сэр Cymepk провел эксперимент по сбору топлива для костра.

Оказалось, топлива достаточно — мы даже разожгли небольшой костер (со всеми возможными предосторожностями — благо вокруг была пустыня, а саперная лопатка позволяла обустроить пожаробезопасный очаг). Закат был великолепен.

Мы не заметили как стемнело. Выяснилось, что безлюдность пустыни не такая уж и безлюдная — на горизонте к северу от нас зажглось несколько огней, которые я так и не смог идентифицировать по карте.

Большинство статей и отчетов, описывающих Пески, так и или иначе упоминают «джентльменский набор» страшилок пустыни — волков и неразорвавшиеся авиабомбы (некоторое время пески использовались, как полигон для бомбоментания). Касательно бомб судить не могу, но вот волков за все то время, пока мы ходим по пустыне мы не видели и не слышали. Что не мешает вашему покорному слуге носить с собой небольшой коробок с петардами — просто так, на всякий случай.

Я бы сказал, что человеку отошедшему от лагеря ночью грозит другая, намного более серьезная опасность — потеряться. Особенно, если в лагере нет света, а костер не горит или плохо виден. «Враги коварны, ночь темна и нет на небе серебристой Луны»(с) Все остальное теряется в темноте уже через пару шагов. Так что оставляйте в лагере свет и запоминайте куда идете, дабы не ждать в пустыне рассвета, чтобы отыскать свою палатку.

Ночь прошла на удивление спокойно. «Транспортная бессонница» так вымотала меня, что стоило мне заползти в теплый «ханнах» (который, к слову, тоже проходил боевое крещение) — я отключился со страшной силой до самого рассвета. Что для меня в последнее время в походном режиме — редкость.

Утро радовало уже тем, что я самостоятельно проснулся до семи часов — при этом пребывая в полной уверенности что уже где-то за десять часов. Причем леди Satinenok разделяла мою уверенность — и удивилась не меньше чем я. Мы выбрались в утреннюю прохладу пустыни и некоторое время просто радовались утру. Оно было замечательным. Я могу сослаться только на цитату, из предыдущего поста, поскольку лучше чем Лямур я этого не передам.

Завтрак и сборы не заняли много времени и мы выступили в путь с твердым намереньем добраться до противоположного края пустыни уже к вечеру. Само по себе расстояние (пятнадцать километров от одного края посадок, до другого) может показаться не очень большим, но в песках скорость движения сильно падает, а если добавить к этому бесконечные зигзаги и еще более замысловатые пируэты которые благодаря дюнам иногда совершаются в трех измерениях — то такая дистанция перестает казаться маленькой.

Следы снова изобиловали: следы ящериц (тонкая линия от хвоста со следами лапок по обе стороны), заячьи следы (всем известная картинка с цепочкой следов два-один-один), следы жуков-любителей-овсянки (они были очень забавными и немного сбивающими с толку — словно по песку прокатили колесико игрушечной машинки). Чем больше мы углублялись в пустыню, тем больше она становилась похожей на себя. Вскоре мы уже шли среди песков. Правда на фотосессию никого уже не тянуло — приближался полдень и начинало припекать. Песок отличается качественным альбедо — то есть когда идешь по песчанному полю чувствуешь как припекает не только сверху, но и снизу — отраженным светом.

Дюны постепенно увеличивались в размерах — вырастая до изрядных размеров холмов, на которые приходилось карабкаться, ныряя в низины между ними и взбираясь на осыпающиеся гребни. Среди таких холмов сэр Cymepk обнаружил забавную железку. Она выглядела как маленький пропеллер — насколько мне известно, это — предохранитель от авиабомбы. Когда бомба сбрасывается — эту вертушку раскручивает потоком набегающего воздуха и она выключает предохранитель, устанавливая бомбу в боевое положение.

Дальше нам периодически попадались ржавые осколки бомб — видимо случайно залетевших мимо полигона, который должен был находится юго-западнее нас. Где-то к этому моменту я понял, что холмы и впадины вокруг нас — это вероятно воронки улетевших в «молоко» бомб, а верхушки березок весьма живописно покошенные под разными углами — покошены осколками этих самых бомб.

После обеда, мы вышли на дистанцию, когда справа от нас уже виднелась плотная стена хвойных посадок. Стена уходила наискось к северу и вызывала соблазн повернуть к ней. Но я упорно выбирал западное направление, где пока ничего не было видно. Наконец и там появились посадки. Еще немного и… и мы встретили стадо коров безмятежно пасущихся среди небольших лугов. Пастух, сидевший неподалеку, проводил нас взглядом, но попыток к контакту не предпринял.

На вершине очередного холма, я объявил привал и задумался. Впереди высилась сплошная стена деревьев. Кроме генштабовской километровки, у меня были предусмотрительно заготовлены спутниковые снимки на которых был виден рисунок просек. Среди прочего там был обозначен большой разлом. Если мы шли правильно, если у меня получилось точно выдержать направление на запад — мы должны были воткнуться в посадки в непосредственной близости от него. Но с холма ничего такого видно не было — сарай на дальнем холме к югу, пара вешек по окрестным холмам (зачем их расставляют интересно?), но ничего похожего на глубокий «разлом Брисго» (читавшие «Глубину в небе» Винджа вспомнят Фама Нювена и этот самый разлом).

Момент был достаточно ответственный — получилось ли у меня выдержать направление по азимуту? В прошлый раз благодаря урочищу Куточек и характерным очертаниям восточных посадок удалось почти сразу определиться с местоположением. «Случай западных посадок» оказался сложнее — они тянулись сплошной стеной, к тому же плохо различимой на черной-белой распечатке.

Мы вошли в лес. Не придумав ничего лучше — я просто старался держаться западного направления. В обычном лесу это было бы достаточно сложно, но посадки вокруг Алешковских песков отличаются «линейностью» — ряды деревьев вытянуты с севера на юг строгими линиями. Поэтому мы шли «сквозь строй», стараясь держаться западного направления и выискивая просветы в плотных еловых «стенках».

Чтобы определиться, надо было найти просеку. Вместо этого мы вышли к грунтовой дороге, которая уходила к югу, на юго-запад. Дорога была старой и (судя по тому, что ее в одном месте перегораживала трухлявая коряга) достаточно заброшенной. Рассудив, что любое отклонение к югу нам даже выгодно (я не знал — получится ли найти подходящий транспорт в Пролетарке или придется идти в Раденск — где точно ходил автобус), я повернул на дорогу.

Идти оказалось недалеко. Сделав один привал, мы вышли на огромное поле, разделенное посадкой лиственных деревьев, оказавшись на дороге, проходившей с севера на юг. И куда собственно мы попали? Слева я заметил столбик лесничества и повернул туда. Несколько шагов и я понял, что мы вышли к «разлому Брисго» — большой просеке у северного конца Пролетарки, по которой была проложена большая «желтая» дорога.

Ошибка по сравнению с расчетным местом выхода составила что-то около километра-двух — совсем неплохо, учитывая сопутствующие условия в виде зигзагопорождающей местности с небольшим количеством визуальных ориентиров и всеми прочими прелестями пустыни.

Общение с местными жителями не входило в наши планы в этот вечер — воды хватало и на ужин и на легкий завтрак, поэтому мы повернули назад и нашли подходящую полянку.

Утром мы позавтракали «в урезанном виде» — чай и консервы и свернув лагерь прошли через Пролетарку. Там первым кто нас встретил был трактор с милой надписью «Танк» вместо номерного знака и надписью «Т-80» по левому борту.

На основном шоссе располагалась одинокая деревянная скамейка. Предположив, что это остановка, мы расположились на ней. По карте было видно, что Пролетарка находится между Раденском и Казачьими Лагерями и я считал, что что-нибудь идет через нее в Херсон.

Я не ошибся — через пятнадцать минут к нам подрулил автобус идущий из Казачьих Лагерей в Херсон. Это выглядело как волшебство. А дальше все пошло по накатанному сценарию — если исключить ужасы Николаевской дороги, которые подробно описаны в отчетах леди Satinenok, леди Snusmuumra и сэра Cymepk.

Дополнительное чтение:
http://satinenok.wordpress.com/2010/05/06/mayskie-aleshkovskie-peski/

http://satinenok.livejournal.com/440064.html

http://snusmuumra.livejournal.com/30445.html

http://cymepk.livejournal.com/96265.html

P.S. о названиях и прочих оменах. Согласно http://www.toshhatch.com/blog/2008/01/11/why-hayao-miyazaki-films-are-magical/

The kanji (Chinese characters) used for Ohmu are “King” and “Insect”, so it means “King Insect” or “King of Insects”. Reading those kanji as “Ohmu” is a bit unusual. According to Miyazaki, the sound “Ohmu” came from “Oh Mushi” (king insect), “Ohkii Mushi” (large insect), “Sando Uomu” (Japanese pronunciation of “Sand Worm” from “Dune”), “Aum” in Buddhist belief, and others.

Так что наша палатка имеет вполне себе фрименские корни. И чертовски похожа на имперский звездный разрушитель Ому.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: